В Казани откроют центр для прыжков с 27-ми метров (первый в Европе). Он поможет …

100
В-Казани-откроют-центр-для-прыжков-с-27-ми-метров-(первый-в-Европе).-Он-поможет-…

А также станет центром подготовки иностранных спортсменов.

Очередным амбициозным проектом задались в спортивных кругах Татарстана. В Казани планируется до 2024 года построить единственный в Европе крытый объект для хай-дайвинга. Помимо 27-метровой вышки, центр должен обзавестись гостиницей и в совокупности с другими объектами реализовать концепцию международного центра развития видов спорта.

С его помощью Казань может стать местом для сборов иностранных спортсменов и тем самым усилить свою репутацию в международных кругах. А это позволит, в свою очередь, добиться турниров масштаба Олимпиады.

Фото: Сергей Елагин, БИЗНЕС Online

ДОБРО ОТ ЧЕРНЫШЕНКО

Хай-дайвинг — самая экстремальная водная дисциплина. В нем прыгают с высоты 27 (мужчины) и 23 (женщины) метра, а в падении развивают скорость до 96 км/ч. Международная федерация плавания (ФИНА) включила вид в программу чемпионата мира в 2013-м. Через два года эффектные прыжки увидела Казань, когда сама принимала мундиаль. Соревнования прошли на временном объекте, который построили в акватории Казанки. Спортсмены прыгали прямо в реку и подарили массу фотографий на фоне красот Кремля.

Хай-дайвинг вернется в Казань уже в 2025 году, на втором в истории города чемпионате мира. Однако открытую воду на сей раз задействовать не получится, т. к. ФИНА поменяла свои правила и стала требовать отдельного бассейна. Это значит, что Татарстану потребуется большой наземный комплекс. Кроме того, задействовать его нужно не только в 2025 году, но и в 2024-м, на чемпионате Европы по водным видам спорта, который также принимает Казань. Город ждет и этап Кубка мира по хай-дайвингу. Если не отработать вопрос как следует, придется раз за разом возводить временные конструкции и общие расходы могут дойти до полумиллиарда рублей.

Хай-дайвинг на ЧМ-2019 / фото: Li Gang, Xinhua, globallookpress.com

Поэтому в Татарстане задумались о крытом объекте для хай-дайвинга. В мире можно найти только одно подобное сооружение — в Китае. Во время мартовского визита в Казань вице-премьер РФ Дмитрий Чернышенко заявил о центре хай-дайвинга как о свершившемся факте: по его словам, объект должен появиться в городе до 2025 года. Это говорит о поддержке инициативы на федеральном уровне. О других спортивных долгостроях Казани — Центре пляжных видов спорта, Центре фигурного катания, арене на 15–18 тыс. мест — в правительстве РФ с такой уверенностью не высказывались.

«Мы успешно провели чемпионат мира 2015 года и можем с легкостью повторить его формат и через 10 лет, — сказал «БИЗНЕС Online» министр спорта РТ Владимир Леонов. — Этого будет достаточно, чтобы снова удивить весь мир. Но вместе с тем мы примем те же риски: например, вложим большие деньги во временные сооружения без какой-либо программы наследия. Потому мы работаем над такими проектами, как центр хай-дайвинга. Отмечу, что одним хай-дайвингом объект жить не будет. Мы планируем применять его в разных направлениях».

Дмитрию Чернышенко презентует проект Центра хай-дайвинга / фото: Сергей Елагин, БИЗНЕС Online

НЕ ТОЛЬКО БАССЕЙН, НО И ОТЕЛЬ

Для объекта зарезервирована территория между «Ак Барс Ареной» (ранее «Казань Арена») и Дворцом водных видов спорта. Сейчас там расположена парковка. Пока у центра есть только концепция и добро от федеральных властей. Разработать детальный проект в Татарстане должны успеть за 2021 год.

Будущий центр хай-дайвинга будет разделен на две зоны. Первая — спортивная. Там должен появиться бассейн 25 на 33 м, который подойдет не только для хай-дайвинга, но и для классических прыжков в воду и синхронного плавания. Также в помещении расположится вышка для самих прыжков и трибуны на 2 тыс. мест.

Вторая зона — самая интригующая. Она подойдет под отель, в котором планируется 140–150 номеров. Именно он на эскизе ниже возвышается над конструкцией с вышкой в 27 м (9 этажей) и возьмет на себя бо́льшую часть расходов на объект. А обойдется Центр в целом, по предварительным оценкам, в 3,2 млрд рублей. Чернышенко во время визита в Казань обещал найти средства в резервном фонде кабмина, но только при условии, что у проекта появится инвестор. На его поиск у республики в распоряжении 2021 год. Времени не так много.

Зачем объекту для хай-дайвинга нужен под боком отель? Он станет ключевым элементом другого, возможно, самого амбициозного и тяжелого в реализации проекта со времен Универсиады. Во всех презентациях центр хай-дайвинга фигурирует как «Международный центр развития видов спорта». В совокупности с другими объектами города он должен сделать из Казани, как подчеркивают в спортивных кругах, «маленькую Лозанну». Различные международные федерации могут использовать столицу Татарстана для тренировочных сборов своих спортсменов и реализации своих образовательных программ.

КОНЦЕПЦИЮ УЖЕ РЕАЛИЗОВАЛИ В ВОДНЫХ ВИДАХ

Тут уместно вспомнить Центр развития ФИНА, который работает в Казани после чемпионата мира – 2015. На протяжении всего года на базе Дворца водных видов спорта занимаются порядка 30 иностранных пловцов. Их отбор ведёт сама ФИНА: она обращает внимание в первую очередь на те страны, где спортсменам не хватает инфраструктуры. Это Африка, Латинская Америка и некоторые регионы Азии.

Тренируются в Казани они под руководством казанских тренеров. Минимальный срок подготовки — три месяца, максимальный — год. Если спортсмен добивается выдающихся результатов на соревнованиях, ему могут пролонгировать пребывание в Казани. Идут навстречу им в российских федерациях: так, иностранных пловцов допустили до участия в чемпионате России, который проходил в апреле, а прыгунов — до сборов со сборной РФ.

Фото: Алексей Белкин, БИЗНЕС Online

В этом проекте ФИНА берет на себя 70 — 80% расходов, оплачивая спортсменам дорогу и проживание. Татарстан дает время на объекте, помогает с экипировкой, организует для спортсменов курсы обучения русскому языку, а также семинары. Например, в Казань на мастер-класс приезжал Джеймс Гибсон — тренер из ЮАР, который работал с олимпийским чемпионом Чадом Ле Кло. Подобные центры работают также в США, Таиланде и Сенегале. «Через центр развития мы усиливаем позиции Татарстана в международном спортивном сообществе, — сказал нашему изданию заместитель гендиректора дирекции спортивных и социальных проектов и куратор проекта Ранко Тепавчевич. — Это яркий пример, когда взаимодействие с федерацией, в данном случае с ФИНА, не ограничивается проведением какого-либо турнира, а носит регулярный характер».

Данными о работе центра владеют в Международном олимпийском комитете. Аналогичные проекты можно найти у других федераций, уверен Ранко, и опыт в водных видах спорта поможет в их реализации. Грубо говоря, с проектом ФИНА Казань может пойти в теннис, бадминтон, гимнастику, дзюдо и другие виды и организовать их как раз в международном центре. Спортсмены будут жить в отеле у центра хай-дайвинга, а вести тренировки на своем профильном объекте.

МЕЖДУНАРОДНЫЙ ЦЕНТР — ШАГ К ОЛИМПИАДЕ?

Возникает вопрос: зачем Казани заниматься развитием спортсменов из Африки и Латинской Америки? Ответ лежит в тех же видных спорта. Несмотря на то что спортивный арбитраж одобрил санкции ВАДА и изолировал российский спорт на очередные два года, ФИНА не отозвала ни один турнир из Казани и ни разу не выступила с критикой российского спорта. Среди других, кто поступил так же, несмотря на допинговое давление, можно выделить только ИИХФ. Причем если на хоккей работает вся государственная машина, то в водных видах как минимум 80% нагрузки берет на себя Казань.

Фото: Сергей Елагин, БИЗНЕС Online

Благодаря плотному взаимодействию еще со времен Универсиады и всесторонней работе, в том числе по линии центра развития, федерация остается верным союзником Казани и России вне зависимости от международной конъюнктуры. Ситуация, конечно, может измениться со сменой руководства в ФИНА (летом заканчивается срок у нынешнего президента Хулио Маглионе, его место должен занять Хусейн Аль-Мусаллам из Кувейта), но даже новый президент будет «ограничен» будущим графиком турниров, бо́льшую часть из которых принимает Казань.

Но даже поддержки такой крупной федерации, как ФИНА, недостаточно, чтобы приземлить в Казани очередной супертурнир. Город попытался зацепиться за летнюю юношескую Олимпиаду, но, пока в министерстве спорта Павла Колобкова сменял Олег Матыцин, она ушла к Сенегалу — да и подоспели новые санкции ВАДА. Чтобы сделать гипотетическую заявку Казани еще сильнее, городу нужно укреплять взаимодействие не только с ФИНА, но и с другими организациями. Международный центр поможет через маленькие проекты это взаимодействие наладить.

Также центр может усилить работу на местах, что даже более важно. Татарстанские федерации уже освоили работу по организации соревнований и текущей подготовке спортсменов, а на более созидательные проекты в международном направлении у них не хватает ресурсов. А с появлением центра и готовых параметров ситуация поменяется.