Рыбак из Новороссийска Алексей Гришин победил в первом российском чемпионате по …

54
Рыбак-из-Новороссийска-Алексей-Гришин-победил-в-первом-российском-чемпионате-по-…

С охотником, который не раз выходил из моря весь увешанный добытыми рыбами, встретился корреспондент «Новороссийского рабочего».

– Алексей Фёдорович, ещё лет двадцать назад слышал о том, что где-то в местах охоты в районе Новороссийска в честь вас назван некий подводный объект, это правда?

– Конечно, ни на какие карты подводного дна этот объект не нанесён, но такое место действительно есть. И носит название «окоп дяди Лёши». Могу сказать, что он находится не так далеко от района Мысхако, метрах в ста от берега, не больше. Да и глубина там не такая уж и большая – менее 2,5 метра. Зато именно в этом месте собирается довольно много охотников, а рыбаки даже ставили там свои сети. Приблизительно в этих местах я и сам нырял неоднократно, хотя не сказал бы, что это было довольно успешно.

– Что-то же всё-таки указало на это место?

– Как-то моё внимание привлёк пиленгас, он шёл между двумя большими камнями, каждый из которых был весом тонны на полторы. Вскоре мне удалось подстрелить здесь двух хороших лобанов. Такие удачные места запоминаются, наверное, всеми охотниками. И я туда вернулся на следующий год, это было где-то в середине 1990-х годов. По двум приметным камням сразу узнал это место. Но один камень был заметно сдвинут волнами, и мне пришла идея соорудить нечто наподобие укрытия, где человек не так бы бросался в глаза. Я вышел на берег и нашёл в куче мусора на какой-то строительной свалке железную трубу длиной метра два. С помощью такого рычага я стал ворочать немало больших камней. Получился хороший подводный бастион, который надёжно меня прикрывал. Место было выбрано очень удачно, так как именно там проходила своеобразная рыбная

тропа.

– Этот секрет удалось сохранять в тайне?

– Куда там! Разве от наших охотников спрячешься?! Всё видят, всё подмечают. Сначала один заметил, что я выхожу из воды с десятком крупных рыб, потом другой. Некоторые даже стали возмущаться, считая, что я присвоил себе это место. Конечно, это было не так. Пошли обычные охотничьи разговоры, и вскоре территорию окрестили «окоп дяди Лёши», ведь я всё-таки над ним изрядно потрудился. А название прижилось, вот и вся история. Решено было так: если я начинаю охотиться в этом месте, то чтобы мой окоп никто не занимал. А если меня нет, то, пожалуйста, им может пользоваться любой

желающий.

– А глупая рыба ждёт вас там круглый год?

– Вовсе нет. Лучше всего охота в этом месте проходит с весны до середины лета. А вот в августе рыба с этой тропы уходит, и осенью здесь уже крайне сложно её обнаружить. Естественно, раз рыбы нет, то и я тоже ухожу в другое место.

– Ещё существуют какие-нибудь иные «легенды окопа»?

– Не раз замечал, что именно в этом месте наблюдается скопление маленьких чёрных рыбок с приметным хвостиком, их из-за этого ещё называют ласточками. Они всегда сбиты в стаи по 20-30 штук. На чёрных рыбок, конечно, никто не охотится, но для подводного охотника их ценность в другом. Они первыми реагируют на приближающуюся крупную рыбу и несутся впереди неё, давая тем самым сигнал охотнику. Завидел первых рыбёшек-ласточек – жди, что следом за ними появится хорошая рыба. А вот если таких ласточек больше сотни, то они способны уже помешать охотиться, просто испугав сопровождаемую рыбу.

– В районе Новороссийска часто проходили самые крупные российские соревнования по подводной охоте. Чуть ли не каждый год это был или чемпионат, или розыгрыш Кубка. Удавалось ли использовать столь удачный природный объект?

– Только один раз. Дело в том, что на соревнованиях определённые заранее акватории для охоты находятся, как правило, в других районах. Но вот несколько лет назад недалеко от «окопа» проводился чемпионат России. Я уже к тому времени отошёл от соревновательной практики. Однако, узнав, где именно будут состязаться охотники, отправился на своё место. Когда я зашёл в воду, соревнования уже шли не менее двух часов из положенных пяти. Помню, что моё появление из воды сильно удивило всех участников и судей. У меня к окончанию отведённого на охоту времени было 25 рыб, причём каждая весила больше килограмма, а вот у победителя спортивной охоты раза в три меньше. Но я сам несколько раз бил свои же рекорды, добывая и по 29, и по 34, и по 36 рыб.

– Как-то приходилось слышать: из-за того, что в акваториях Новороссийска проводятся соревнования с участием лучших охотников страны, именно поэтому у нас поголовье рыб сильно уменьшилось. Это так?

– Это не так. Кто хоть раз принимал участие в официальных соревнованиях, тот наверняка рассмеялся бы после такого утверждения. Соревнования не подстраиваются ни под погоду, ни под наличие рыбы в регионе. У нас немало было чемпионатов, где победителем становился тот, кто выходил из воды всего с одной-двумя рыбёшками. Даже у легендарного новороссийского охотника Владимира Ашме были как раз такие случаи. Ровно десять лет назад у нас проходил розыгрыш командного Кубка ДОСААФ России. Я подстрелил всего одну зачётную рыбу, но стал бронзовым призёром. Существует немало примеров того, как из полусотни спортсменов, среди которых много мастеров спорта, более половины за два дня соревнований не могли добыть ни одной рыбы. Так что поголовье рыб охотники-спортсмены уменьшить никак не могут.

– Кто-то завоевал больше чемпионских титулов, чем новороссийские подводные охотники?

– Уверен, что нет. С середины 1980-х годов более трёх десятилетий новороссийские спортсмены редко кому позволяли приблизиться к своим результатам. Способствовало этому ещё и то, что чемпионаты по подводной охоте, как правило, проводились на море, а у нас большая часть охотников имеет в этом огромный опыт. Поэтому Новороссийск, а ещё Санкт-Петербург и Крым всегда выступали лучше других.