Контролируемый риск, или Как работает липецкий клуб дайвинга

58
Контролируемый-риск,-или-Как-работает-липецкий-клуб-<b data-src=

Супруги Оксана и Виталий Барловские знают, по каким законам живёт подводный мир. Они уже 20 лет занимаются дайвингом и учат всех желающих погружаться в морскую пучину. Они утверждают: тот, кто хоть раз испытал чувство свободы и невесомости в толще воды, будет возвращаться в эту стихию.

Оксана и Виталий умудрились в Липецке, где нет моря, создать Подводный клуб и открыть школу дайвинга, которая считается одной из лучших в Черноземье. Сначала их студенты, так называют неопытных дайверов, учатся в бассейне. А с конца мая любители погружений с аквалангом выходят в акваторию реки Воронеж. Здесь можно испытать себя на глубине 13 метров и поближе рассмотреть множество водорослей, полюбоваться сомами, которые стоят на ямах. Дон в этом смысле неудобен – слишком мелкий и с быстрым течением.

Закон сухого мартини

— Прежде чем прийти в дайвинг, я увлекался подводной охотой. А потом понял: не надо истреблять обитателей водоёмов. Наши реки и так страдают, рыбы становится всё меньше, — говорит Виталий Барловский.

Свой первый сертификат дайвера Виталий получил, погружаясь в Средиземное море. Глядя на мужа, этим спортом занялась и Оксана. С этого момента их вектор путешествий кардинально поменялся. Появились Мальдивы, Доминиканская республика, Кипр, Египет, Канарские острова, Мексика. Они погружаются в самых популярных для дайвинга местах. В некоторые не раз возвращаются. Недаром говорят, что океаны и моря хранят в себе ещё большие тайны, чем космос.

Барловские свою глубинную историю «пишут» с командой единомышленников из Подводного клуба и своими студентами. Дайвинг — не одиночный вид спорта. Важно знать, что рядом с тобой погружается друг, который в случае чего окажется рядом и поделится своим воздухом.

— Дайвинг – это вид спорта с контролируемым риском. Несчастные случаи возникают, когда переоцениваешь свои возможности и погружаешься глубже допустимых пределов, — рассказывает Оксана Барловская. — Одна из опасностей дайвинга – азотный наркоз, который возможен после 30 метров глубины. Мы называем это «законом сухого мартини». Азот под давлением переходит из газообразного в жидкое состояние и растворяется в крови.

Человек испытывает панику, эйфорию — у всех по-разному. В такой момент можно наделать ошибок, управляя оборудованием. Известна история, когда «закон сухого мартини» так повлиял на японцев, что те от возникшей нечаянной радости давали подышать рыбкам из своего регулятора.

Кладбище затонувших кораблей

Виталий и Оксана — технические дайверы, то есть знают, как выйти из любой ситуации. Они погружаются на глубины, чтобы увидеть затонувшие корабли, исследуют сложные подводные пещеры, любуются акулами. Вода давно стала для них родной стихией. Барловские следуют закону дайвинга — ничего не поднимать с затонувших кораблей. Забрать предмет оттуда – это плохая


примета.

— Паром «Зенобия», затонувший вблизи Кипра в 80-х годах, привлекает дайверов со всего мира. Он уходил под воду трое суток. На глубине сорока метров лежат автомобили, картины. Даже конфеты плавают в трюмах. На дне — яйца, покрывшиеся слоем кальция.

Интересный объект, но вблизи Кипра паром — единственное, что можно посмотреть под водой. «Тистлегорм» — британский вооружённый сухогруз, который потоплен в Красном море в 1941 году немецкой авиацией, — тоже интересное место для любителей


погружений. Там сохранились мотоциклы, машины со срезанными крышами, чтобы дайверы не смогли застрять в них. Здесь можно увидеть снаряды, которые на дне давно стали безопасны. Я однажды нашёл там пуговицу от кителя, было соблазнительно её взять, но удержался, — рассказывает Виталий Барловский.

Самым экстремальным Виталий считает погружение к торговому кораблю «Полинезия», затонувшему в начале прошлого века вблизи Мальты. Пять лет он приезжал в это место. Но попасть к судну мешало сильное течение. Лишь однажды удача улыбнулась рисковому дайверу. Погружался Виталий с аквалангом, в котором специальные смеси, на глубину 64 метра, кидал якорь, чтобы закрепиться. На корабле сохранились серебряные вещи, и есть возможность изучить его трюмы.

Затонувших объектов, разбросанных временем вблизи Мальты, много: корабли, самолёты периода Второй мировой войны. Жак-Ив Кусто установил возле этого острова статую Иисуса, поднявшего руки к небу. Глубина, на которой он закреплён, — ровно 33 метра.

— Все дайверы мечтают увидеть эту статую. Потом задумываешься о вечности бытия, пересматриваешь ценности и смысл жизни. Это место с особой энергетикой, — рассказывает Оксана.

Подводный «космос»

Статус дайвера-спасателя имеет и дочь Дарьяна. Она выбрала профессию океанолога. Супруги часто погружаются в моря и океаны вместе. Общее увлечение подпитывает отношения. Оксана говорит, ей спокойнее, когда муж на глубине, чем когда на мотоцикле. Каждый раз, находясь на корабле, она с замиранием сердца ждёт красный буй, который выпускает дайвер на поверхность воды. Это означает: глубина покорена, можно всплывать.

-К глубокому погружению готовишься около двух недель. На 100-120 метров опускаешься два часа. Берёшь одну глубину и с каждым днём её увеличиваешь. Для меня это вызов, риск, преодоление себя, — признаётся Виталий.

Его рекорд — 126 метров. Перегрузки в этот момент он испытывал нешуточные. Если в автомобильных покрышках давление две атмосферы, то на глубине сто метров их одиннадцать.

— Мастерство дайвера — это ощущение полного чувства невесомости: когда зависаешь в толще воды, не касаясь дна, не держась за рифы и не соприкасаясь с морскими обитателями, — рассказывает Оксана.

Ещё один конёк Виталия — кейв-дайвинг, погружение в пещеры и сеноты (провалы в известняковых пещерах с подземными водами — прим. Авт.). Озёра с манговыми зарослями, гроты, — чтобы увидеть эти природные красоты, дайверы надевают защитные каски. Барловский обучает неопытных дайверов, показывает, как вязать узлы и прокладывать между сталактитами и сталагмитами «ходовики» — для дороги назад.

— Кейв-дайвинг считается самым сложным видом этого спорта. Здесь нужна не только физическая подготовка, но и  психологическая. Человек должен не бояться закрытых пространств и быть готовым к непредвиденным обстоятельствам маршрута, — говорит Виталий Барловский.

На чудеса подводного мира мужчины и женщины смотрят по-разному. Оксана заметила, что девушки чаще восхищаются мелкими рыбами и моллюсками, которые распустили «юбки». Мужчины «западают» на крупных обитателей глубины: акул, скатов. Но для всех дайверов существует основной закон подводного мира — ничего не трогать руками. Чем ярче морская живность, тем она ядовитей.

Барловских часто спрашивают: «Почему вы не откроете дайв-школу в Египте»? А в ответ слышат: «Не хотим мастерство ставить на поток». Виталию и Оксане важнее видеть, как набираются опыта их спортсмены в Липецке. И вместе с единомышленниками выходить в свой подводный «космос».

Дарья Шпакова, журнал «ЛИЦА»