Поисковики продолжают выдвигать версии пропажи дайверов на Баренцевом море

71
Поисковики-продолжают-выдвигать-версии-пропажи-<b data-src=

В трагедии, которая произошла год назад в Баренцевом море, до сих пор не поставлена точка. Тогда при спуске на глубину близ бывшего военного городка Лиинахамари погибли два дайвера из Петрозаводска и Санкт-Петербурга. Тела мужчин до сих пор не нашли, и пока мало понятно, что же произошло. Выдвигалось множество версий, а в отношении инструктора дайвинг-клуба «Онего» Дмитрия Беленихина, организовавшего погружении, возбуждено уголовное дело.

Ему инкриминируют оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности. Ранее Беленихин был отпущен под подписку о невыезде, затем эту меру пресечения отменили. Спустя год расследование продолжается. Как удалось выяснить нашему изданию, дело находится в производстве, проведены различные экспертизы. Сейчас правоохранители ждут ответы на ранее отправленные международные запросы. С чем они связаны, в Северо-Западном следственном управлении на транспорте СК РФ пояснять не стали, сославшись на тайну следствия.

Тем временем недавно появилась новая версия трагических событий на Баренцевом море. Ее высказал командир поисково-спасательного отряда «Доброспас» и дайвер с опытом Алексей Глушков изданию Karelia.news. Он заявил, что не считает Дмитрия Беленихина виновным и назвал его не организатором поездки, а просто «сердцем компании».

По мнению Глушкова, оба пропавших дайвера — Павел и Александр — имели достаточный опыт погружений. В злополучный день мужчины опускались на глубину в «мокрых», то есть неопреновых костюмах толщиной 5−7 миллиметров, под которые при погружении попадает вода. Значит, дайверы ушли максимум на 15 метров, полагает Глушков, замерзли и всплыли на поверхность.

— Я уверен, что, пробыв максимум 15 минут на небольшой глубине, дайверы замерзли и всплыли. На поверхности все равно теплее, и давление не обжимает костюм. Дальше им оставалось дожидаться катера с корабля. Но, вероятнее всего, они решили поплыть навстречу катеру. И отплыв достаточное расстояние от берега, попали под винты проходившего катера или корабля, с которого их просто не заметили. Люди погибли. На расстоянии метров 100−150 от берега глубина с том месте достигает 100 метров и более. Детально обследовать дно на этой глубине практически невозможно. Поэтому их тела и не были найдены.

Глушков также предположил, что под винт мог попасть один из дайверов, а второго убили как свидетеля происшествия, после чего их тела выкинули в море подальше от берега. С этими версиями совершенно не согласен один из самых опытных карельских дайверов Дмитрий Хюнен. Именно он вызвался добровольцем, чтобы проверить дно вокруг места трагедии, и для поисков пропавших Павла и Александра провел несколько погружений.

— Такой вариант рассматривался, но я неоднократно общался с очевидцами, и они говорят, что в это время вокруг не было никаких кораблей. И потом, попали под винт сразу оба? Место происшествия мне удалось досконально исследовать до глубины в 80 метров по предполагаемому и альтернативному маршрутам, там тел нет. Слышал разные теории, что на дайверов напали касатки или норвежские диверсанты, но они, конечно, несостоятельны.

По словам Дмитрия Хюнена, найти можно любого утонувшего, но всегда встает вопрос расходов. Большинство подразделений МЧС, как правило, укомплектованы водолазами с допуском спуска до 12 метров. В итоге подавляющее число утонувших обнаруживают, когда тела всплывают сами. Поиски двух пропавших дайверов можно было бы продолжить, но поскольку речь идет о серьезных глубинах, нужно специальное оборудование и управляемые аппараты. Каждое такое погружение обойдется в более чем приличную сумму, а платить придется родственникам.

— Версии случившегося могут быть разные. Снаряжение не соответствовало условиям погружения, один из ныряющих был вообще начинающим дайвером. В любом случае, погружения в Баренцевом море не для новичков, какими по сути были Александр и Павел. Погружения в таких условиях, как правило, проводится в сопровождении дайв-гида или инструктора, которые знакомы с местом, с его особенностями и условиями, имеющими соответствующий опыт.

Некоторые утверждают, что погибшие были сертифицированными дайверами, об этом упомянул и Алексей Глушков. Однако родственники опровергли эту информацию еще год назад. В интервью «Столице на Онего» жены Павла и Александра заявили, что у одного не было достаточного опыта, а у второго — надлежащего сертификата.

— У Павла сертификата не было. Сертификат пришел мне на почту через день после того, как Паша и Саша пропали в Баренцевом море. Я не знаю, закончил ли Павел свое обучение у Дмитрия Беленихина.

— У Саши сертификат был, но опыт погружений у него был небольшой. Это и стало главной причиной, почему мы поехали именно в составе группы. Нам не нужна была нянька. Нам нужно было, чтобы кто-то более опытный и знающий просто был рядом и мог подстраховать и прийти на помощь в случае чего. Даже если это была бы просто «совместная поездка», уже само это слово подразумевает, что люди будут вместе.

К сожалению, надежда найти тела через год после трагедии равняется практически нулю. Однако, пока идет следствие и пока дело не закрыто, у родственников Павла и Александра есть шанс по крайней мере выяснить, повинны ли в случившемся люди, организовавшие злополучную поездку.