Как поддерживать внутренний баланс в кризисное время — Ведомости

49

Эфир Владимира Волошина и Алексея Молчанова 18 мая

Меня зовут Владимир Волошин, сегодня мы открываем серию прямых эфиров в партнерстве с Газпромбанк.Премиум, генеральным партнером соревнований по триатлону IRONSTAR, единомышленником для тех, кто хочет быть по-настоящему уверен в своих результатах как в бизнесе, так и в спорте. Это проект для тех, кто хочет расширять свои возможности, хочет идти к своим целям уверенно, несмотря на внешние обстоятельства, ищет пути и возможности самореализации.

Гостем нашего первого эфира будет Алексей Молчанов, легенда мирового фридайвинга, предприниматель, идейный вдохновитель Фридайвинг Бизнес Клаб, амбассадор океана, рекордсмен мира, президент Федерации фридайвинга… можно перечислять долго, но самое главное, что, наверное, поразило меня и огромное количество людей во всем мире, которые следят за фридайвингом, это мировой рекордсмен в вертикальном погружении на глубину 131 метр.

Сегодня мы поговорим о философии фридайвинга, узнаем, как Алексей приобретал уверенность в своих возможностях, как управлять дыханием, управлять процессом, как достижения в спорте могут помочь в развитии бизнеса.

Владимир Волошин: Алексей, привет!

Алексей Молчанов: Привет!

Владимир Волошин: Судя по загару, ты находишься где-то рядом с морем.

Алексей Молчанов: Да, это даже не загар, это немножко «перезагар» сегодня получился. Я сейчас в Таиланде, тут съемки, большое событие международной федерации, 150 человек со всего мира приехало, из Австралии, Европы, Америки, Гавайев, то есть большое такое событие, фестиваль.

Владимир Волошин: Здорово! Мы еще об этом поговорим. Но, Алексей, я бы хотел начать с самых простых вещей. Что такое фридайвинг?

Алексей Молчанов: Фридайвинг – это задержка дыхания и с задержкой дыхания погружение в бассейн, в море, в любую жидкость. И есть много видов фридайвинга, где можно говорить про разные виды применения, но основа – это ныряние на задержке дыхания. А применение может быть и спортивным — достижение результатов, может быть прикладным – подводная фотография, подводная охота, путешествия, морские животные, наблюдение за подводным миром, удовольствие от погружения, большее, чем на поверхности океана или моря. То есть такие вот применения, но об этом будем еще подробнее говорить.

Владимир Волошин: Скажи, пожалуйста, как фридайвинг появился в твоей жизни?

Алексей Молчанов: У меня с самого детства, с 3-х лет, появилось в моей жизни плавание, а с 5-ти лет появились уже поездки и приключения семейные на Черном море, и я с тех пор уже влюбился в море, мне нравилось нырять, наблюдать за подводной жизнью морской, собирать мидий, рапанов. Такое воспоминание из детства, это именно сбор, потом на костре приготовление мидий и рапанов. И вот это вот воспоминание из детства, наверное, меня подтолкнуло к тому, что в 17 лет, уже после окончания школы, я понял, что хочу уже более профессионально, серьезно, выступать как спортсмен фридайвер, занялся этим и начал тренироваться серьезно именно с фокусом фридайвинга.

Владимир Волошин: Кто был твоим первым наставником?

Алексей Молчанов: Мама. С самых ранних лет она была и тренером моим по плаванью, с самого начала, с трех лет, мама и папа семьей меня тренировали, потому уже в 18 лет мама первая занялась фридайвингом, за год до меня, и она уже меня тренировала, я вместе с ней тренировался много-много лет, больше десяти лет, брал с нее пример.

Владимир Волошин: Здорово! Тебя очень часто называют носителем философии фридайвинга. В чем она заключается, и как понимание этой философии может помочь тем, кто увлекается спортом  или фридайвингом в частности?

Алексей Молчанов: Изначально эту философию я принял от мамы, то есть это, можно сказать, семейная философия, и мы транслируем ее в мир, как методику занятия фридайвингом. У нас есть Molchanovs компания, которая занимается продвижением фридайвинга по всему миру. И идея в фридайвинге — это расслабление, это получение удовольствия от погружения, даже в сложных погружениях, даже в случае рекордов, все равно уметь, учиться получать удовольствие в таких ситуациях, где его получить порой сложно. И вот если все время помнить, что удовольствие – это проверка того, что все делаешь правильно, и если идет удовольствие, есть такое ощущение преодоления, все происходит с хорошим самоконтролем, с пониманием, как это делается, что это не приводит к перетренировке, тогда есть долгосрочный рост, тогда можно нырять много-много лет.  Но если есть преодоление, в котором есть элемент насилия над собой и физического, и психологического, тогда это история, которая, возможно, скоро закончится, и ее захочется убрать из жизни. Поэтому это такой подход: да, можно делать сложные вещи, но при этом получать удовольствие.

Владимир Волошин: В прошедшее воскресенье в Москве состоялся полумарафон, рекордное количество людей вышло на дистанцию 21 километр, и прямо практически метров за 200-300 до финиша у нас ровно тоже самое возникло. И мы сказали, что все бегуны делятся на две категории: кайфуны и мученики. И мы задали вопрос, кто бежит с нами и считает, что он кайфун – лес рук, кто считает, что он мученик – никто не ответил. Это примерно тоже самое и во фридайвинге, и в любом другом виде физической активности, когда расслабление, либо возможность научиться получать от этого удовольствие приносит фантастические результаты. Мы об этом тоже сегодня поговорим, у меня для тебя заготовлен список блиц вопросов, и он будет касаться твоего мирового рекорда в том числе. В одном из интервью для журнала GQ ты говорил, что во фридайвинге есть то, что может быть полезно каждому. Что же это?

Алексей Молчанов: Это изучение своих легких, во-первых, такой самый очевидный полезный эффект, мы ими пользуемся каждую секунду, и развитию легких уделяется достаточно много внимания во многих видах спорта, развиваются они хорошо достаточно, и очень хорошо легкие развиваются в плавании. Во фридайвиге фридайверы их прямо фокусно развивают через упражнения на повышение объема легких, повышения гибкости дыхательных мышц, лучшего понимания легких и их расслабления. И это польза, наверное, первого уровня, первого порядка, которая лежит на поверхности. Это развитие тела и частей тела, которые находятся под нагрузкой, под давлением в прямом смысле слова. И это легкие, это сосуды в том числе, после легких, это включенность иного типа сосудов. Обычно все таки не такой фокус на централизацию кровообращения происходит в других видах спорта, а во фридайвинге потребность организма экономить кислород направляет все адаптационные ресурсы организма на то, чтобы кровоток фокусировался на центральных органах – это легкие, мозг, и за счет этого происходит усиление кровотока, расширение сосудов. И если подходить к процессу освоения фридайвига постепенно, поэтапно, то это процесс, в котором эластичность сосудов очень хорошо нарастает, и это хорошая, большая польза. Много случаев есть, когда ученики делятся своими историями, как появляется понимание, как уменьшить стресс, то есть как дышать, как расслабляться. Тем, кто учится фридайвингу, это кажется очень сложным в начале. Дыхание вообще очень жизненно важный для нас процесс, от него отказаться сложно. И когда начинаешь от него отказываться на какое-то время, на 30 секунд, минута, полторы минуты, приходит ощущение уверенности и самоконтроля, что можешь сделать то, что действительно жизненно важно и важно для нас, и вот этот самоконтроль дает возможность справляться со стрессовыми ситуациями в жизни с пользой другого порядка, то есть физической пользой, это очевидные такие вещи. А умение и перенос опыта расслабления в стрессовых ситуация в жизни – это следующий уровень, и много таких инсайтов от учеников, кто остается спокойным, реагирует на ситуации по-другому, понимание важности ситуации тоже меняется, перспектива меняется. То есть учимся получать удовольствие от дыхания. Просто что бы оно появилось, нужно дыхание сначала задержать. Так мы не ценим это в повседневной жизни, потом мы ныряем, не дышим, всплываем, делаем первый вдох, потом второй, третий вдох, и вот это дыхание после задержки дыхания, оно особенно острое, особенно приятное. И понимаешь важность этого процесса. И другие вещи сразу исчезают. Если брать эффект долгосрочный, когда мы понимаем, что мы чему-то научились, ныряя, а есть просто даже момент перезагрузки, который есть в любом виде спорта, но здесь смесь воды и задержки дыхания дает очень интересный медитативный эффект, когда всплываешь, дышишь, и какие бы ни были проблемы, вопросы в текущую секунду по работе, в жизни, это все уходит на задний план, и более ясно понимаешь, что является приоритетом.

Владимир Волошин: Чувствуешь, что ты живешь… Количество стресса ведь добавилось в последние годы: ковидная история, сейчас мы особенные турбулентные времена переживаем. Кто чаще стал приходить на фридайвинг, и у кого появился запрос на снижение стресса? Может быть ты заметил какую-то закономерность?

Алексей Молчанов: Я бы сказал, что сильно аудитория не поменялась, то есть люди приходят активные, приходят из разных видов спорта, полностью без опыта в спорте, или просто с мечтой поплавать вместе с акулой или китами, больше с китами, чем с акулами, с разными животными морскими. То есть очень разнообразный состав желающих. Но выделить в принципе предпринимателей, то есть, если даже не последние годы брать, потому что последние годы эта тенденция началась еще до ковида, постепенно наращивалась, сейчас она становится еще больше — это предприниматели во фридайвиге, и началось это года 3 – 4 назад. Тут играет роль то, что есть необходимость самоконтроля, необходимость в стрессовых ситуациях применить умение расслабляться, а в расслабленном состоянии решения принимаются лучше, в расслабленном состоянии легче реализовать свой потенциал. И предприниматели – это интересная такая аудитория, новая. И это происходит по всему миру, я спрашивал у коллег. Но в общем фридайвинг очень объемный, и у него очень разнообразная аудитория.

Владимир Волошин: Мне показалось, что всю свою сознательную жизнь ты посвящаешь рекордам. А где или в чем ты черпаешь энергию, уверенность, чтобы преодолевать все препятствия на пути к достижениям и постоянно двигаться вперед? Это характер с рождения или результат саморазвития? Как приходит это ощущение, которое мы называем «по-настоящему уверен»?

Алексей Молчанов: Я бы сказал, изначально заложили родители такие качества, потому что с самого детства подход к проблемам, подход к спортивным целям закладывался родителями с самого детства, с трех лет. В четыре года я уже выступал на соревнованиях, и поэтому изначально это была роль воспитания, а дальше была возможность это усилить, продолжить после вступления в сознательную жизнь или полностью переключиться на какие-то другие области жизни, работу. Мне до начала занятий фридайвингом нравилось направление IT, и я даже  собирался поступить, и я поступил, но немножко в другое место. Я сначала собирался на кибернетику поступать  в Питере в Политех. Потом, когда уже увлекся фридайвингом, поступил в Москве тоже на программирование, специализация была, но все равно я уже понимал, что жизнь моя будет связана с фридайвингом. И дальше я уже понимал, что это моя хорошая глубокая экспертиза, я ее развивал, усиливал. И, поняв, что является моей сильной стороной и развивая ее, я получил цикл, который усиливает уверенность в себе. То есть сначала, за счет хорошего объема проделанной работы, упражнений, наращивания базы, я получил первый уровень, на котором мог уже строить дальше. Получаешь результаты, еще больше уверенность в себе, и приходишь к еще большим результатам. Если бы, допустим, я не принял свою сильную водную экспертизу, технику плавания, выносливость, такие качества, которые были развиты в детстве, а пошел бы по другому пути, возможно, это был бы длинный и сложный путь, и уверенность в себе была бы меньше. А развивая в себе самую сильную сторону, я вижу, что это очень сильно мне помогло. Сразу после окончания школы, с начала университета я сразу склонился в сторону, где я могу наибольшую пользу получить, наибольшего результата добиться. И дальше это продолжало само себя усиливать. Конечно, с определенным объемом тренировок тоже, но выбор этот был важен. И я считаю, что правильно сделал, и продолжаю в эту сторону склоняться.

Владимир Волошин: Сегодня утром у меня на пробежке был очень интересный человек, он прилетел ночью из Новосибирска, а утром в 6 утра уже был на первой тренировке. И мы почему-то с ним тоже заговорили про суперсилу, которая есть абсолютно у каждого человека. Если разобраться и сделать акцент именно на ее развитие, то с высокой долей вероятности результат не заставит себя ждать. То есть большое количество людей растрачивают себя на то, чтобы прокачать слабые стороны, в то время, как нужно бить именно в ту точку, которая дает максимальный эффект и результат, как в жизни, так и в бизнесе. Верить в то, в чем ты можешь стать лучшим из лучших.

Немного хочу затронуть тему, которая волнует сейчас большое количество людей. Я смотрю, что среди наших слушателей есть люди, связанные со спортом, люди, которые столкнулись сейчас с определенными барьерами. И в нынешних условиях я заметил, что наши спортсмены оказались отрезанными от мирового спорта. Как ты думаешь, это может как-то повлиять на развитие фридайвинга в России?

Алексей Молчанов: Может, конечно. Есть ограничения по участию в соревнованиях сейчас, есть надежда на то, что эти ограничения будут сняты. Это не про страну, про флаг, а это про семью спортсменов,  мы приезжаем на соревнования, мы личности, мы общаемся, выступаем. Это не тот спорт, который поддерживает государство. Есть федерации, которые поддерживаются, есть федерации международные, в которых это все держится на личных проектах и усилиях людей. Поэтому, мне кажется, аналогия близка к ситуации с большим теннисом, где мы видим, что есть поддержка и бойкот против снятия российских спортсменов с соревнований. У меня соревнования ближе к августу, сентябрю, октябрю, и хочется верить, что получится поучаствовать. И эта вера не только у меня, но и у многих наших спортсменов. Если все будет затягиваться, то это будет понижать скорость развития профессионального спорта. Но если не брать топ фридайверов, то в России все равно будут соревнования проводить, любительского уровня, довольно высокого, но не международного. Поэтому ждем, смотрим, я думаю, что если даже и притормозится, то хочется верить, что не надолго.

Владимир Волошин: Мы все настроены оптимистично, Алексей, поэтому полностью тебя поддерживаю. Вопрос такой. Допустим эта ситуация у нас каким-то образом подзатянулась, сможем ли мы организовать у себя что-то похожее на соревнования, которые проходят на Багамах, ныряние в глубину, в вертикаль Blue Gap (Голубая дыра) или наши природные условия не совсем этому способствуют?

Алексей Молчанов: Есть у нас момент, летом, когда условия были близки к идеальным, когда я нырял в Сочи, по ощущениям было похоже на Грецию. Есть в Греции бухта Каламата, она большая и хорошо защищает от природных явлений. И вот я был в 5, даже в 10 километрах от берега, мы вышли на соревнования, и знаете, полный штиль, вода сверху 28 градусов. Потом был термоклин, конечно, в России во всех водоемах есть термоклин, и вода падает в озерах до температуры 5 градусов, в Черном море до 8 градусов. Но, как школа сурового фридайвинга, это хорошая база для международных соревнований. Мы больше ста метров ныряли даже в Сочи и потом будем делать события спортивные. Если кому-то и интересно присоединиться и побыть зрителем даже, воспользоваться случаем и поехать в Балкарию на Голубые озера, то в середине июня у нас будут соревнования в Кабардино-Балкарии. Кому интересно, можно поехать, там красивейшая природа, побегать там.

Владимир Волошин: Я почему-то подумал, что ты скажешь немного про Байкал. В прошлом году 18 марта Алексей установил абсолютный мировой рекорд, он нырнул под толщу льда,  и это был тоже вертикальный нырок на одном дыхании. Сколько метров получилось, и почему этот случай уникальный?

Алексей Молчанов: Да, это немного сложная история, еще дальше по спектру от Багам, я сначала обозначил Черное море, оно поближе. Кабардино-Балкария – там уже 8 градусов постоянной температуры без термоклина, Байкал – можно либо под лед нырять, либо летом. Температура может быть 20 градусов сверху. Подледное ныряние – это такой интересный экстремальный вид, и на Байкале я делал рекорд Гиннеса, 80 метров под лед. Кроме Байкала мы даже хотели сделать соревнования на Белом море. Потом перенесли на следующий год.  Подледные соревнования тоже могут быть интересной дисциплиной, но, естественно, требуют больше подготовки технической, более толстые костюмы. Но в общем это тоже доступно любому человеку, потому что, надев теплый костюм, Владимир Владимирович (Волошин) вот тоже погружался. Начинающему ныряльщику вполне комфортно даже в воде близкой к нулю градусов, пять градусов, десять. Таких мест для ныряния у нас много. И это интересное даже для международного сообщества событие. Я уверен, что потом, в следующие годы, будет много участников приезжать на Байкал нырять и под лед, и летом. И на Белое море тоже. Возможностей очень много, есть очень много красивых мест. Уникальные есть места на Востоке, это остров Монерон. Самое интересное место, потому что течение омывает остров, и там морские котики, очень красивая природа подводная. То есть есть у нас очень много возможностей увидеть такие красоты под водой.

Владимир Волошин: У меня первый опыт состоялся не в бассейне. Фридайвинг у меня состоялся в октябре прошлого года, я просто согласился на авантюру своего товарища поехать в Териберку и нырнуть в Баренцевом море, а это считай Северный ледовитый океан. Вода 3-4 градуса Цельсия, и за 2,5 часа я, как любитель, разнырялся до 10 метров. С фиксацией своего результата внизу и всплытием. Вот немногие знают, а мне рассказали, что, оказывается, любителей ниже 10 метров на первом уровне не пускают. С чем это связано? Есть ли какие-то места погружения, где есть нейтральная зона, зона свободного падения, где без особой техники невозможно погружаться?

Алексей Молчанов: Зон плавучести во фридайвинге три: есть зона положительной плавучести, нейтральной плавучести и отрицательной плавучести, это связано с давлением. Мы не дышим из баллона, у нас нет удержания одинакового объема воздуха в легких, у нас он постоянно сжимается. Костюм тоже сжимается неопреновый, и в холодной воде он сжимается больше, потому что костюм толще. Когда это изменение произойдет, надо его понять, а для этого надо накопить опыт. После 10 метров обычно это тот уровень, когда начинается отрицательная плавучесть, а это падение в глубину без движения. То есть это такой момент, когда нужен самоконтроль, нужен опыт, иначе может включиться реакция негативная, страх, паника. Но на самом деле это самая интересная фаза нырка, когда уже появился опыт, и можно получить удовольствие от свободного падения. Когда проходишь границу нейтральной плавучести и начинаешь падать в бездну, ничего не делая, это ощущение похоже с полетом. Летишь в сторону бездны и при этом понимаешь, что возможностей и тела, и психики хватит, чтобы в нужный момент развернуться, безопасно доплыть до верха. Происходит это за счет того, что прибавляем мы глубину очень постепенно, поэтапно. То есть эта зона отрицательной плавучести осваивается по одному, по два метра. Происходит нырок, всплытие, осознание опыта,  отдых, восстановление. То есть эта цепочка восстановления, сон, очень важна. То есть мы всплыли, на следующий день мы понимаем, что уже можем больше, потом ныряем. Таким образом, любой человек, даже с какой-то сложностью с продувкой, есть уникальные случаи анатомических ограничений, когда сложно продувать уши, узкие (носовые) проходы, но эти сложности тоже преодолеваются. То есть глубина в 20-30 метров доступна любому здоровому спортивному человеку, и не очень спортивному в диапазоне недели – двух недель занятий. То есть не один – два дня, а одна – две недели занятий – это по статистике диапазон 20-30 метров.  Кажется невозможным из точки «сейчас», но когда начинаешь погружаться, изучать теорию, понимать этот опыт, это приходит.

Владимир Волошин: По сути мы говорим сейчас про некие скрытые возможности организма, о которых большинство людей просто не догадываются, это невозможно проверить в обычных условиях. Ты развиваешь свои программы фридайвинга и свой бизнес, был ли у тебя какой-то случай, когда умение пользоваться скрытыми резервами тебе помогло в жизни, в бизнесе, и может быть с коллегами и друзьями.

Алексей Молчанов: Умение не реагировать. В дайвинге что основное? Есть желание дышать, хочется на это отреагировать или каким-то движением, или ускорением, чтобы быстрее всплыть к поверхности, или быстрее доплыть в бассейне. Если представить себе логику событий, как бы мы отреагировали обычно, то реакция на события такая: хочется дышать, надо ускориться и доплыть, хочется дышать, появляется поток мыслей, негативная реакция. Умение реагировать на сложные вещи с оптимизмом, позитивно и расслабленно, не реагировать, а наблюдать за вещами, больше быть наблюдателем и дать взвешенную реакцию – это качество из фридайвинга очень, я считаю, влияет на все области жизни, у меня в том числе. Можно понять, что происходит, можно на это не среагировать сразу, а выдохнуть, вдохнуть, подумать про эту ситуацию под разными углами, с перспективой, и принять лучшее решение. Вот эта гибкость ума, гибкость и возможность отстраниться и принять позу наблюдателя – это навык, который тренируется, он ключевой в нырянии, когда нужно отстраняться и наблюдать за желанием дышать, а это очень сильный стимул, и потом получается этот навык, гибкость, контроль применить в жизни.

Владимир Волошин: А что сложнее – быть спортсменом фридайвером или заниматься предпринимательской деятельностью?

Алексей Молчанов: Предпринимательской точно сложнее. В спорте все проще, потому что все зависит от тебя и от команды, конечно же. Есть много переменных, но их меньше, чем в жизни, меньше, чем в предпринимательстве. И больше зависит лично от тебя. Есть желание стать чемпионом, и нужно понимать, что да, я готов на это тратить свое время, я буду каждый день вставать, тренироваться, делать множество упражнений, буду развиваться, и это в большей степени личная работа, плюс командная работа, естественно, тоже. Ну, а в бизнесе, в жизни, больше неизвестного, больше переменных, сложностей, связанных с мировыми ситуациями, и приходится постоянно реагировать, менять фокус, делать погружения в процесс, выход из процесса, это стратегия, это очень интересно, мне это нравится. У меня есть наставники, менторы в этом процессе, у меня есть партнер в компании Molchanovs международный, с которым мы основали компанию в Сингапуре в 2018 году и перешли от российской семейной компании к развитию в международном формате по обучению и снаряжению. Мой товарищ, с которым мы познакомились на фоне фридайвинга, сначала он был дилером нашего снаряжения. Потом он пригласил меня на мастер-класс, и я познакомился с сингапурским сообществом, и вот он меня погрузил в этот мир. Он из очень интересной среды, из топ-менеджмента крупной социальной сети, он был директором международной юридической службы этой сети. Фридайв для него сейчас – это возможность продолжать делать что-то значимое, он сам фридайвер. Наставничество в этом плане мне очень помогло. С одной стороны опыт и старшие товарищи, с другой стороны — фридайверская способность преодолевать сложности с удовольствием и расслаблением.

Владимир Волошин: Мы говорим сегодня о том, почему или по-настоящему в чем мы уверены, и Алексей делится своими секретами, возможно лайфхаками, которые помогают ему достигать этих результатов.

Мы проводим этот эфир в партнерстве с Газпромбанк.Премиум, который является нашим партнером в международных соревнованиях по триатлону IRONSTAR, и вот тут у меня к тебе вопрос, что ты можешь посоветовать тем, кто стремится к спортивным результатам, например, в триатлоне. Как найти собственный эффективный алгоритм и подобрать виды тренировок?

Алексей Молчанов: Я бы посоветовал, опять с моей экспертизой, обратить внимание на дыхание. Очень много есть методов подготовки к триатлону классических, есть момент недостаточного фокуса на развитие легких, развития дыхания. Есть интересный опыт применения фридайверских техник и дыхательных гимнастик, даже базовых упражнений на развитие объема легких, на развитие гибкости дыхательных мышц спортсменами других видов спорта. Олимпийские даже виды спорта, биатлон, и командные виды спорта тоже, в том числе хоккей. Была даже написана научная работа в нашем спортивном университете РГУФК по работе с хоккейными командами. Развитие дыхания помогает быстрее восстанавливаться, лучше понимать, какой темп дыхания, какой ритм будет более  эффективным для дистанции, для определенного ритма. Умение  понимать, что происходит в организме, когда хочется дышать, как работают рецепторы, как реагируют на повышение уровня углекислого газа. Когда мы работаем интенсивно, желание чаще дышать вызывается повышенным уровнем углекислого газа. Изучение этих нюансов, которые изучаются во фридайвинге, дает возможность дышать менее глубоко, находить баланс, когда можно дышать глубоко но если постоянно дышать глубоко, то очень сильно устают дыхательные мышцы, это уже менее эффективно. И вот устойчивость к высокому СО2, умение на желании дышать все равно эффективно работать, мне кажется, может дать очень хороший прогресс, во всех трех дисциплинах триатлона. Даже дыхание марафонца, которое более редкое, чем хочется. Потому что, когда дышишь слишком много – это ухудшает результаты, а когда дышишь на грани желания дышать и даже чуть меньше и привыкаешь к уровню СО2. То есть устойчивость к СО2 – это дает еще лучший результат. Это в сумме дает развитие легких и более эффективное использование, потому что, если иметь большую гибкость легких, глубокое дыхание будет происходить при меньших усилиях, то есть можно дышать глубоко, но при этом это будет легкое дыхание. Это то, что я точно знаю, поможет, и могу посоветовать.

Владимир Волошин: У нас есть вопрос от слушательницы эфира: «Для погружения на дно нужна очень хорошая физическая подготовка или умение отлично плавать?»

Алексей Молчанов: В первую очередь – умение расслабляться. Есть много примеров ныряльщиков, которые приходили из других видов спорта, из велосипедного в том числе, и добивались высот уровня чемпиона мира. Поэтому это в первую очередь самоконтроль, это расслабление, которое может вообще никак не зависеть от спортивной подготовки. Физическая подготовка дает возможность быстрее восстанавливаться, важна выносливость, силовая подготовка, координация, гибкость. Но ключевое – это возможность расслабляться и сохранять самоконтроль. Все остальное можно наработать, нарастить. А спешка, суета – это то, что дольше  поддается корректировке. Можно, конечно, учиться, но это немного более долгий процесс. Во фридайвинге интересно то, что с возрастом самоконтроль лучше, расслабляемся мы лучше, и ограничений по возрасту нет никаких. Появилась недавно категория masters (мастера), где ныряльщики в возрасте 70 лет, 60 лет приезжают, ныряют на глубину больше 60-70 метров.  В прошлом году был Чемпионат мира, и это удивительно смотреть на таких спортсменов. То же самое происходит и в других видах, и в триатлоне, где есть участники, которые до 100 лет участвуют, добегают. Вот тоже самое происходит и во фридайвинге. Нет такого требования о взрывной силе, о том, что присуще только молодым спортсменам. Тут можно в любом возрасте этим заниматься. Поэтому это показывает то, что физическая сила и физическая тренировка менее важна, более важен самоконтроль, психика, это в первую очередь.

Владимир Волошин: Самый возрастной участник соревнований IRONSTAR по триатлону – это 87 лет. В России. Желаем ему крепкого здоровья и отличной физической формы. Так что на наших соревнованиях тоже можно увидеть таких атлетов, которые готовы побороться за классный результат. Несколько интересных вопросов. Сколько литров воздуха способны вместить легкие человека?

Алексей Молчанов: До 15 литров – это у самых рослых, высоких фридайверов. Если их развивать и применять еще специальную технику «упаковки» легких. Средний объем, если брать тест на выдох – это не полный объем легких все таки, потому что есть еще примерно литр остаточного объема легких, который мы никак не можем выдохнуть. То есть, если брать объем выдоха 6 литров, то можно говорить, что общий объем 7 литров. Если брать тренированные легкие фридайвера, что очень сильно зависит от комплекции, от роста, то есть больше рост – больше легкие и больше расход. Нельзя сказать, что большие легкие – это самый важный момент, потому что есть фридайверы ростом 1,50 м или 1,60 м с небольшими легкими. У одной из главных соперниц моей мамы, Сары Кэмпбелл, рост был 1,50 м с небольшим, и легкие очень маленькие – 3,5 – 4 литра, до «упаковки» легких, а фридайверы могут «доупаковывать» легкие еще 1-2-3 литрами воздуха. Но она соперничала с мамой и ныряла на 100 метров в глубину.  Есть фридайверы 1,90 м, 2 метра ростом, которые выдыхают обычный объем по 10 литров, и еще «упаковка» легких  добавляет 3-4 литра, то есть в сумме под 15. «Упаковка» легких – это такой приём для опытных фридайверов, потому что изначальная «упаковка» будет давать просто больше напряжения. А чтобы получить пользу нужно потренироваться какое-то время, дойти до уровня тренировочной методики. Это полный вдох, после полного вдоха расслабление, то есть дальше мышцами дыхательными невозможно, то есть это докачка воздуха с помощью мышц гортани, языка, это такая техника фридайверов, дающая больший объем. Поэтому мы и говорим про 15 литров общего объема. У меня общий объем около 11, с небольшим, если я «упакую» чуть побольше, такой порядок. У кита при этом, мы недавно изучали анатомические особенности, легкие весят 320 кг.

Владимир Волошин: Пульс при погружении. Когда устанавливался мировой рекорд 131 метр на одном вдохе, до какого пульса ты довел себя, чтобы совершить погружение?

Алексей Молчанов: Сначала перед нырком пульс около 50, состояние полного спокойствия, и во время нырка он меняется, от повышенности по пульсу после полного вдоха. В начале из-за повышенной нагрузки на сердце, когда максимальный вдох, пульс может быть до 90-100,  то есть начинается нырок на повышенном пульсе, потом секунд через 30-60 начинает падать, и на самой глубокой точке 130 метров он доходит до около 30 ударов в минуту, иногда больше, 35 ударов, иногда меньше. В этом диапазоне плюс минус он падает. И потом интересный факт, что на всплытии, во время активной работы (то есть вниз мы падаем, происходит расслабление, самая классная часть нырка, а потом уже вверх начинается активная работа) 130 метров нужно плыть мощно, преодолевая отрицательную плавучесть. Но пульс при этом остается низкий, при активной мышечной работе он может быть 40 ударов в минуту, около этого, и это удивительный парадокс, что мощная работа, но при этом низкий пульс.

Владимир Волошин: Какое давление испытывает организм при вертикальном погружении?

Алексей Молчанов: До 14 атмосфер. 130 метров – это 14 атмосфер.

Владимир Волошин: В автомобильной покрышке – 2,5, в автомобильной трубке 12, я даже не могу понять, где 14 в обычных условиях может человек испытать.

Алексей Молчанов: Нигде, я думаю, надо погружаться. Вот в этом и есть удивительная особенность организма человеческого – адаптация. То есть мы можем, да, это требует каких-то лет, чтобы подготовить себя до уровня рекорда мира, нужно много лет этому посвятить. Но если брать даже половину диапазона рекорда мира, то есть 50-60-70  метров – это то, что в формате даже любительского спорта можно достичь за несколько лет, а это уже тоже 7-8 атмосфер. Это уже очень серьезно.

Владимир Волошин: Хорошо. Мы сейчас говорим про мировой рекорд – погружение на 131 метр на одном вдохе, сколько по времени это заняло, вниз и возвращение?

Алексей Молчанов: 131 метр в моноласте было чуть меньше 4,5 минут. Скорость тут не важна, время не важно, это индивидуальная особенность, индивидуальный выбор. Я мог бы нырнуть так и за 3,5 минуты, если бы торопился, но мне комфортнее делать нырок медленнее и экономить силы, потому что у меня есть возможность, у меня задержка дыхания позволяет. Есть спортсмены, которые ныряют быстрее, у них задержка дыхания меньше. Диапазон 3,5 – 4,5 – это норма для результатов на уровне рекордов мира. Даже бывают нырки и до 5 минут. Самое важное тут – это экономичность движения. То есть можно взять ориентир такой, что если задержка дыхания 5 минут, или 8 минут, или 9 минут, и если очень экономично двигаться, то можно добиться эффективности на половине задержки дыхания. Если двигаться не экономично, у начинающих фридайверов может  быть диапазон  25% от общей задержки дыхания, и можно преодолеть движение, а у кого-то одна треть, и потихонечку можно дойти до половины, до 4 — 5 минут движения.

Владимир Волошин: Вопросов про технику погружения может быть бесконечно много, и у меня, как у человека не безразличного к тому, как совершаются мировые рекорды, и что человек при этом испытывает, может быть тонна этих вопросов. Но я бы хотел сейчас немного переключиться и поговорить немножко про вдохновение или вдохновение для достижения результатов в спорте, бизнесе, в жизни. Что является таким вдохновением для тебя?

Алексей Молчанов: Вдохновение нужно, оно должно появляться ежедневно из наблюдения за процессом роста, и это на самом деле очень сложный навык — искать вдохновение в ежедневном тренировочном процессе. То есть вдохновиться как-то идеей один раз за какой-то период можно. Раз в неделю, раз в месяц посмотреть какие-нибудь мотивационные вдохновляющие видео. Каждый день – это сложно находить какие-то видео или начинать свой день с мотивационных вещей, а нужно тренироваться и делать какие-то вещи каждый день, и в спорте, и в жизни. Поэтому этот ежедневный процесс требует навыка находить микро вдохновения. Это требует внимательности, умения подмечать малейшие изменения: что-то стало немного лучше, вот это упражнение стало немного лучше, и порадоваться вот таким маленьким вещам – вот это очень важно. Потому что, если все время думать, что меня вдохновит какой-то рекорд, вдохновит на следующий год, такого не будет, этого не произойдет. И то же самое, наверное, во многих областях, в жизни, в предпринимательстве. То есть достижения появляются, но для того, чтобы они появились и порадовали нас, нужно много месяцев работать. А чтобы к этому дойти, нужно в течение дня находить мини вдохновения. Это внимательность и поиск этих вдохновений. Еще вдохновение у меня зависит от общего состояния, от умения восстанавливаться, отдыхать. Будучи уставшим, не выспавшимся очень тяжело быть вдохновленным. Поэтому такие базовые вещи для спорта и для жизни – это следить за тем чтобы был хороший уровень энергии. Это восстановление после тренировок и после работы. По приоритету у меня даже важнее сон, чем питание. Чтобы сон был самым полноценным, насколько это возможно, питание тоже, но после сна идет.

Владимир Волошин: Когда я сейчас слушаю про объем легких, про пульсовые зоны, про давление, мне немножко даже кажется, что ты не с этой планеты, а кто-то из фильма «Аватар» Джеймса Кэмерона. И, если я не ошибаюсь, в этом году должен выйти новый «Аватар», и он будет в том числе посвящен фридайвингу.  Поправь, если я ошибаюсь.

Алексей Молчанов: Все правильно. Уже вышел первый трейлер, и много из нашей индустрии товарищей и партнеров работало с ними по обучению фридайвингу. И недавно началось такое мини соревнование среди актеров по задержке дыхания. Кейт Уинслет больше 7 минут задержала дыхание во время тренировочного процесса, а Том Круз, который тоже тренировался с нашими товарищами, с Кирком Краком, это такой канадский профессионал из Северной Америки, у него была задержка 6 минут, то есть он его натренировал для какого-то трюка под водой. Я помню, это в какой-то серии «Миссии невыполнимой», и недавно вышла статья про это. И, зная характер Тома, думаю, он будет теперь стремиться переплюнуть Кейт Уинслет. Но это подводная часть, это основная часть фильма, и там есть обучение дыханию, задержке дыхания. Так что я тоже очень жду этот фильм. Уверен, что он усилит международное развитие фридайвинга точно. Это ожидания всего фридайверского сообщества от него.

Владимир Волошин: Но сегодня я слышу о многих техниках, которые ты используешь в своей жизни, знаю, что помимо фридайвинга ты также занимаешь йогой и силовыми упражнениями, и это все в принципе ради тех сверх целей, которые ты ставишь перед собой. 24 мировых рекорда. Сколько еще мировых рекордов можно побить, и планируешь ли ты это сделать?

Алексей Молчанов: Можно много еще побить, я планирую это сделать. У меня есть пример моей мамы, когда она в 53 года была в одной из лучших своих форм в своей жизни и продолжала ставить рекорды мира, и у нее было 43 рекорда мира. Это спорт новый, много еще неизведанных границ, которые постоянно двигаются. Я чувствую, что у меня есть запас. Я ныряю на 131 метр, и все равно я знаю, что я могу еще глубже нырять. Есть небольшое ожидание соперников, то есть пока соперники подойдут к 131 метру, я сосредоточусь на других дисциплинах. Есть четыре дисциплины: это ныряние в большой моноласте, ныряние в классических ластах (там рекорд мира у меня 118 метров), ныряние по тросу на руках (очень классная дисциплина, потому что не требует навыков плавания, и в этой дисциплине осваиваются, даже первые шаги происходят, потому что можно сосредоточиться на расслаблении, на компенсации давления в ушах) и есть спортивная дисциплина 126 метров на руках, тоже мой рекорд мира. А вот ныряние брасом без ласт – это та дисциплина, на которой я сейчас сосредоточился, собираюсь свой рекорд мира делать. У моего новозеландского соперника сейчас рекорд 102 метра брасом. Мне, соответственно, надо сделать 103 плюс.

Владимир Волошин: Брасом в глубину – звучит как-то совсем не реалистично. А вот такой вопрос возник – почему у фридайверов не бывает кессонной болезни?

Алексей Молчанов: Кессонная болезнь возникает из-за дыхания сжатым воздухом у дайверов, и это именно из-за большого объема сжатого воздуха. В баллонах у дайверов 2 с лишним тысячи литров воздуха, если брать обычный баллон. И можно провести аналогию, что он газирует себя этим сжатым воздухом на глубине. То есть он под давлением нырнул и дышит там сжатым воздухом, насыщается азотом, и ему нужно при всплытии медленно-медленно рассытиться… Если представить бутылку газировки, ее потрясти, она пенится, и нужно медленно открыть крышку, чтобы газы медленно оттуда вышли. Во фридайвинге такого эффекта газирования нет, потому что мы нырнули, у нас тут только 10 литров, с этого объема азота не достаточно, чтобы сильно повлиять. Единственно, есть риски, есть ныряльщики, подводные охотники, больше европейские подводные охотники, которые ныряют глубоко. У них в верхних слоях рыбы уже мало, она больше на глубине 40-50 метров. И в других частях света тоже есть сложные условия для подводной охоты. Почему именно подводные охотники? Потому что у них есть азарт, и они могут нырять по 8 часов подряд на глубины за рыбой, и за это время можно накопить уже азот. Есть признаки ДКБ, кессонной болезни у фридайверов тоже, но это надо очень сильно постараться, обычно у фридайверов такого нет.

Владимир Волошин: Алексей выходит в эфир из Таиланда, где сейчас проходит большой международный саммит фридайверов, проходят съемки, и ты любезно согласился открыть первую серию эфиров, в которых мы раскрываем возможности человека и даем полезные инструменты, которыми вы можете пользоваться в обычной жизни, и в спорте, и в бизнесе. Алексей, ты недавно отпраздновал свой юбилей, 35 лет, и, можно сказать, при средней продолжительности жизни в нашей стране, ты преодолел определенный экватор. В чем ты по-настоящему уверен, преодолев первую половину жизни?

Алексей Молчанов: Я больше думаю про это, как про одну треть, думаю 100 плюс надо в современном мире уже преодолевать! Для этого нужно ответственно подходить к здоровью сейчас, пока есть для этого возможности. Так как я думаю про это, как про одну треть, жизнь впереди еще сохраняется. У меня 35 лет наступило, а ощущения такие, как будто вчера закончил университет. И мне кажется, это хорошо, я сохраняю такой позитивный настрой, оптимизм, у меня это получается. Поэтому такие мысли, что хочется больше и больше приносить пользу через то, что я делаю, понимать больше про ныряние, про психологию, физиологию, и про это рассказывать, делиться, внедрять эту методику обучения, чтобы безопасно люди учились нырять по всему миру, чтобы меньше было несчастных случаев от неправильного ныряния, гипервентиляции, ныряния в одиночку. То есть вот такие важные вещи, хочется их делать больше, я ищу для этого возможности через развитие фридайвинга.

Владимир Волошин: Хочется затронуть тему, связанную с пользой. На вопрос «что такое успех в бизнесе?» недавно получил очень интересный ответ: мой товарищ сказал, что успех в бизнесе определяется количеством пользы, которую бизнес приносит людям. Действительно, это сильно откликается – как можно больше приносить пользы, поддерживая инициативы тех, кто хочет раскрыть свой потенциал. Занятия фридайвингом сильно влияют на личность: люди становятся более спокойными, уравновешенными, особенно в условиях неопределенности, которая окутывает нас последние 2,5 года. Сегодня я уже задавал тебе вопрос, откуда ты черпаешь энергию и новые знания – какие книги, фильмы ты можешь порекомендовать людям, чтобы они нашли новые источники вдохновения?

Алексей Молчанов: Последнее время лично я много читаю российских авторов. Если взять что-то более общее и полезное для всех, это фильм «Гаттака». Я с детства люблю научную фантастику, юные годы прошли за чтением Бредберри, Стругацких, мне очень нравилось мечтать о будущем. Этот фильм как раз про мечту, очень рекомендую его посмотреть. Там интересные мысли про достижение цели. Еще из недавних понравившихся мне, фильм, завоевавший Оскар, «Мой учитель осьминог». Это про жизнь, внимательность к деталям, общение с природой. Красивый, трогательный фильм.

Владимир Волошин: Спасибо! Алексей, что бы ты порекомендовал зрителям нашего эфира? Как и почему можно быть уверенным в будущем?

Алексей Молчанов: Моя рекомендация — вспомнить, а лучше записать все мысли, которые появлялись во время эфира. Так вы сможете выявить потенциальные «точки роста» именно для вас – например, про расслабление, про наращивание уверенности через фокус на сильных сторонах. Это уже можно превратить в план. А секрет успеха, как известно, состоит в ежедневных планомерных действиях (у спортсменов это тренировки). Делайте простые действия, но регулярно и часто, тогда будет легче заметить собственный прогресс. Этот процесс для себя нужно выстроить и строго за ним следить. Делайте напоминания, пометки в календаре, и тогда ваша уверенность в том, что вы можете больше, будет расти.

Владимир Волошин: Делаем вывод: «Больше планируешь – больше успеваешь». Друзья, благодаря вам и нашему генеральному партнеру Газпромбанк.Премиум, генеральному партнеру соревнований по триатлону IRONSTAR, мы открыли сегодня серию прямых эфиров. Сегодня с нами был Алексей Молчанов, легенда мирового фридайвинга, рекордсмен мира, обладатель абсолютного мирового рекорда погружения на глубину 131 метр в вертикальном нырке на одном вдохе, амбассадор океанов! Спасибо, что был сегодня с нами.

Вопрос от аудитории: как научиться не бояться воды? Я много плаваю, занимаюсь триатлоном, но чувствую дискомфорт и страх воды.

Алексей Молчанов: Боязнь воды – это нормально. Это ощущения неизвестного, неизведанного, отсутствие понимания, что там, в глубине. Абсолютно естественный страх, выработавшийся за годы эволюции. В воде темно, оттого и страшно. По опыту людей, которые начинают заниматься фридайвингом, они учатся привыкать к цветам, к «населению» глубин. Очень важно, чтобы было руководство грамотного инструктора, который обеспечит комфортное привыкание к воде. Привыкание мозга происходит через практику, накапливание опыта.  Это такой же тренировочный процесс. Например, моя жена, которая прошла две Олимпиады и входила в состав сборной России по плаванию, тоже работала со своим страхом воды. Понемногу, через контактное общение с морскими котиками, медузами, другими обитателями глубин, она смогла побороть свой страх. У моей жены была мечта поплавать с акулами, и она проделала путь от человека, который боялся воды до успешного осуществления своей мечты.

Владимир Волошин: Есть мнение, что мы именно «тренируем» страх через все эти погружения, испытания, тренировки. Начинать всегда сложно, но со временем страх уходит, ведь задача – нарабатывать технику, которая позволит выжить в нестандартных, новых условиях.

Алексей Молчанов: Адаптация происходит через тренировочный процесс, и через него же растет доверие к окружающей среде. Это мой личный лайфхак: доверие к среде, которое приносит спокойную уверенность в своих силах. А еще – доверие к команде: очень важно осознавать себя в безопасности.

Владимир Волошин: Достижения в спорте, мировые рекорды и преодоление барьеров страха возникают тогда, когда есть уверенность в партнерах. Мы еще раз благодарим нашего генерального партнера Газпромбанк.Премиум, генерального партнера соревнований по триатлону IRONSTAR, а также информационного партнера, Ведомости Спорт.

Алексей, желаю тебе успешного продолжения кэмпа в Таиланде, ждем твоего возвращения в Москву. Спасибо, что был сегодня с нами.

Соревнования по триатлону IRONSTAR (участники 18+)

Московский полумарафон (участники 18+)

Журнал GQ (возрастное ограничение 16+)

Фильм «Аватар» Джеймса Кэмерона (возрастное ограничение 12+)

Фильм «Миссия невыполнима» (возрастное ограничение 16+)

Фильм «Гаттака» (возрастное ограничение 12+)

Фильм «Мой учитель осьминог» (возрастное ограничение 6+)