The National Interest (США): в 1981 году русская шпионская субмарина вынудила Швецию …

62
the-national-interest-(США):-в-1981-году-русская-шпионская-субмарина-вынудила-Швецию-…

Что надо знать

С окончанием холодной войны скрытные проникновения подводных лодок как будто прекратились — но не навсегда. Когда в 2014 году произошло резкое ухудшение отношений между Россией и Западом из-за захвата Москвой Крымского полуострова у Украины, ВМС Швеции целую неделю пытались выследить мини-субмарину, которую и раньше замечали в территориальных водах этой страны.

Утром 28 октября 1981 года два шведских рыбака везли свой улов в Карлскруну, когда заметили загадочное масляное пятно. Один из них по имени Бертиль Стуркмен (Bertil Sturkmen) позже вернулся, чтобы выяснить причины разлива масла. В 10 часов утра он протер глаза со сна сделал ошеломляющее открытие: 76-метровая подводная лодка села со стороны правого борта на острые камни острова Торумскар. На рубке субмарины стоял офицер с автоматом в руках и смотрел на рыбака в бинокль.

Стуркмен вернулся в Карлскруну и сообщил об увиденном на близлежащую базу ВМС Швеции, где размещались две из трех шведских корабельных групп береговой обороны. Карлскруна была хорошо защищена от нападения, находясь в мелкой бухте под прикрытием цепочки скалистых островов, плавание в районе которых требовало серьезных навыков судовождения. Субмарина каким-то образом преодолела все эти водные препятствия, подойдя к базе на расстояние в шесть миль.

Патрульный катер «Смиге» подошел к севшей на мель лодке в 11 часов, и капитан третьего ранка Карл Андерссон (Karl Andersson) сумел поговорить с членами экипажа на немецком языке. Те сообщили, что подводная лодка сбилась с курса из-за неполадок навигационной системы.

Это была советская патрульная субмарина С-363 проекта 613 (по классификации НАТО «Whiskey»). Из-за этой классификации инцидент получил название «Виски на скалах». (В то время эту лодку многие ошибочно считали субмариной U-137.) Численность команды этой дизель-электрической лодки малой дальности составляла 56 человек. Она была построена в 1940-е годы на основе технологий, использовавшихся в «электрической лодке» нацистов типа XXI. В СССР построили более 200 таких субмарин.

Длинное балтийское побережье Швеции находилось не так далеко от Ленинграда и советских баз в прибалтийских республиках. Хотя международное право гласило, что территориальные воды страны простираются на двенадцать морских миль от ее материковых и островных владений, советские подводные лодки в 1960-х и 1970-х годах неоднократно обнаруживали в водах Швеции. Несколько раз шведские корабли открывали по ним огонь без явного результата.

Теоретически Швеция в годы холодной войны была нейтральным государством, однако из-за близости Стокгольма с Западом (так казалось Советам) Москва активно занималась ведением разведки против этой скандинавской страны. Шведы отвечали тем же, преследуя советские корабли и самолеты силами своей авиации и подводного флота, из-за чего время от времени возникали весьма напряженные ситуации. Например, в 1985 году противостояние между шведским перехватчиком Viggen и советским Су-15 закончилось крушением с жертвами.

Как раз накануне инцидента у острова Торумскар 27 октября шведская субмарина «Нептун» совместно с двумя вертолетами проводила испытания новой торпеды, которая могла представлять значительный интерес для Советов. Примерно в это время С-363 села на мель. Экипаж на полную мощность включил дизельные двигатели в попытке соскочить с камней и уйти. Раздался громкий шум, который был слышен на берегу.

Новость о севшей на мель подлодке распространилась очень быстро, и ее окружили журналисты и катера. Стокгольм выдвинул требование допросить командира Анатолия Гущина, а Москва заявила, что С-363 вошла в шведские воды, чтобы обратиться за помощью. Правда, при этом никаких сигналов бедствия она не подавала.

Шведские радары засекли группу из 12 советских кораблей, которые приближались к С-363. Ее возглавлял адмирал Калинин, а в ее состав вошел противолодочный корабль «Образцовый», более старый эсминец с орудиями на борту, два ракетных катера, сторожевой корабль и буксир.

Подводная лодка «Нептун» сделала все возможное, чтобы замедлить приближение этой флотилии. Свою позицию занял ледокол «Туле», перегородив подход к советской субмарине. Орудия береговой артиллерии с наведением по РЛС привели в действие свои радары, переходившие с частоты на частоту, чтобы уклониться от контрбатарейного огня. В итоге советские корабли были вынуждены остановиться. Но буксир продолжал приближаться к лодке, пока ему не преградили путь шведские торпедные катера.

Между тем, шведские моряки провели спектральный анализ С-363 и обнаружили следы урана-238, что свидетельствовало о наличии на борту ядерного оружия. В 1950-х годах Советы создали несколько образцов ядерных торпед, в том числе, малой мощности, которые были предназначены для уничтожения кораблей противника, и торпеды помощнее, цель которых заключалась в нанесении ударов по военно-морским базам и прибрежным городам. В последнее время эта концепция переживает свой ренессанс. Надо сказать, что лодка проекта 613 в 1957 году провела испытания противокорабельной ядерной торпеды Т-5 мощностью пять килотонн.

После длившихся несколько дней переговоров капитан 3-го ранга Гущин в сопровождении замполита Василия Беседина согласился на допрос, который состоялся 2 ноября и длился шесть часов на борту торпедного катера «Вастервик». Командир утверждал, что на борту С-363 вышли из строя все четыре навигационные системы, и она в 100 милях от побережья Польши сбилась с курса. Но поскольку для проникновения на такую глубину внутрь залива Карлскруне требовалось осуществить множество предельно точных маневров, допрашивавшие русских шведы заметили, что такая ошибка достойна «быть занесенной в Книгу рекордов Гиннесса».

Между тем начался шторм, затруднивший работу шведских РЛС. Когда он закончился, были обнаружены два корабля, приближавшиеся к водам Швеции. Полагая, что это русские возобновили попытки проникновения, премьер-министр Фельдин поднял по тревоге ударные самолеты ВМС и перевел в полную боевую готовность береговые орудия, чтобы открыть огонь для защиты шведских территориальных вод. Но спустя 20 минут выяснилось, что это приближаются немецкие торговые суда.

Наконец, после 10 дней напряженного противостояния Москва разрешила шведам снять с мели свою подводную лодку. Шведские буксиры вывели субмарину в открытое море и передали ее группе адмирала Калинина. 7 ноября 1981 года С-363 вернулась домой.

Политработник Беседин позже рассказывал шведскому журналисту:

«Нашим офицерам было приказано взорвать лодку вместе с экипажем, если шведские военные попытаются ее захватить. И этот приказ был бы выполнен.

На борту, в торпедных аппаратах, находились торпеды с ядерными боеголовками. Мощность взрыва такой боеголовки примерно такая же, как у бомбы, сброшенной на Нагасаки (15 килотонн). Страшно подумать, какие разрушения и долговременные последствия такой взрыв принес бы Швеции в целом».

Но Карл Андерссон усомнился в словах Беседина, заявив, что лодка была бы потоплена путем разрушения гребного вала и клапанов, а не подрыва ядерных боезарядов на борту.

Беседин также утверждал, что ошибка судовождения случилась по причине повреждения в результате предыдущего столкновения, из-за чего команда С-363 была вынуждена пользоваться менее точными методами навигации. Есть и другая теория: что на субмарине проводились испытания новой и ненадежной инерциальной системы навигации.

Этот случай положил начало 10-летнему периоду интенсивной охоты шведских ВМС за подводными лодками. Но несмотря на все задействованные торпеды, глубинные бомбы и мины при обнаружении многочисленных субмарин, ни одна из советских лодок, по всей видимости, не была уничтожена. Стокгольм также начал работу по совершенствованию характеристик малозаметности и живучести своих субмарин береговой обороны, разработав самую современную воздухонезависимую энергетическую установку.

Охота за подводными лодками вызвала острую полемику внутри страны. Шведские правые усмотрели в инциденте с С-363 свидетельство недобрых намерений Советского Союза и посчитали необходимым наращивать силы и средства военного сдерживания. А некоторые шведы левых политических взглядов посчитали, что шведские ВМС воюют с тенью, заявив, что замеченные субмарины на самом деле являются натовскими лодками, которые настраивают Швецию против СССР.

С окончанием холодной войны скрытные проникновения подводных лодок как будто прекратились — но не навсегда. Когда в 2014 году произошло резкое ухудшение отношений между Россией и Западом из-за захвата Москвой Крымского полуострова у Украины, ВМС Швеции целую неделю пытались выследить мини-субмарину, которую до этого разные граждане замечали в территориальных водах этой страны.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.