Врачи, которые каждый день спасают жизни пациентам c COVID-19, рассказали о своих …

23
Врачи,-которые-каждый-день-спасают-жизни-пациентам-c-covid-19,-рассказали-о-своих-…

Попросим наших знаменитых врачей метафорично снять белые халаты и рассказать о той стороне своей жизни, с которой никто из читателей пока не знаком.

Сергей Жаворонок: точный прицел

Сергея Владимировича мы знаем как врача с почти полувековым стажем: сейчас он преподает на кафедре инфекционных болезней БГМУ и частенько рассказывает нашим читателям о специфике COVID-19. В свободное от работы время (и такое у медиков случается) он берет ружье или надевает водолазный костюм и отправляется на охоту. Судя по трофеям — рогам лося, волчьим шкурам, очень даже удачную, пишет «Беларусь Сегодня».

— Хобби мне привили дядя и дедушка: они всегда так захватывающе рассказывали об охоте, что я просто не мог не влюбиться в это дело. В общество охотников вступил еще в студенчестве благодаря тренеру по биатлонной стрельбе. А первое ружье купил в 1976 году, помню, потратил на него всю зарплату! Профессиональная охота меня восхищает своей интеллигентностью и трепетным отношением к животным. А еще наполняет адреналином, да таким, что кровь в жилах кипит. Только представьте: хожу я по лесу в поисках добычи, параллельно любуюсь пейзажем, и тут чую — в спину кто-то дышит. Оборачиваюсь — а там огромный волк зубами клац-клац, облизывается… Я его, кстати, подстрелил, но сильно травмировал палец — товарищи так переживали, что в качестве утешительного приза подарили мне его шкуру. Был еще один любопытный случай: однажды мы с приятелем возвращались с охоты под Лиозно и увидели на дороге волка. Пока достали ружья, он убежал. А на следующий день в Витебскую областную инфекционку начали поступать пациенты, покусанные бешеным диким зверем, — всего 32 человека. Тогда мы впервые в истории страны применили культуральную вакцину, благодаря ей выжили 30 человек.

У Сергея Владимировича принцип: не охотиться на зайцев, оленей и уток. Говорит, больно уж они красивые, рука не поднимается нажать на курок.

— Я люблю ночную охоту, когда есть возможность понаблюдать за животными. Сидишь в поле на бугорке и смотришь — прямо как в зоопарке. Сначала выходят зайцы: шустрые такие, смешно дерутся друг с другом. Затем важно шагают волки — зайцы тут же опускают ушки, прячутся. Хитро крадутся лисы, размеренно и вальяжно двигаются лоси… Еще нравится охота на гусей, но она не очень «прибыльная» — в год добываю только одну птицу, хотя готовлю 100 патронов.

Еще одно хобби медика — подводная охота, которой он тоже заинтересовался в студенчестве. Говорит, идеальная для этого дела река Сож: она такая прозрачная, что охотиться можно круглый год. А еще там водятся большие сомы и судаки — рай для любителя рыбалки.

— Помню, плыл с товарищем, заметил судаков, нырнул. Это очень интересные рыбы, глаза у них как искорки светятся, я и увлекся. Потом смотрю — никого рядом нет, тишина. Я так испугался, грешным делом подумал, что потерял друга. А он, оказывается, погнался за лещом, но не словил и вернулся на берег. Ой, много историй захватывающих. А порой удается провести время спокойно — я в такие минуты думаю о смысле жизни и прокручиваю в голове научные проекты. Уверен, их кто-то реализует: если не я — мои ученики продолжат дело.

Федор Карпенко: молниеносная реакция

Каждый день через кабинет Федора Николаевича проходят десятки человек — это доноры плазмы с антителами к COVID-19. Директор РНПЦ трансфузиологии и медицинских биотехнологий не обычный администратор, а активный практикующий врач: и обследования проводит, и с пациентами общается, и в разработке антиковидного плазменного препарата участвует. После трудного рабочего дня его можно встретить на одном из столичных кортов — с ракеткой Федор Николаевич дружит уже 15 лет.

— Большим теннисом заинтересовался еще в студенческие годы, со временем собралась компания друзей. Этот вид спорта мне понравился, потому что он интеллектуальный: поединки бывают непредсказуемыми, каждый раз приходится подстраиваться под соперника, искать его слабые стороны. А еще это эмоционально и физически тяжелая игра, где ты учишься управлять эмоциями и смотришь на себя со стороны. Это я уже не говорю про пользу для здоровья — в том числе ментального.

Когда игра не идет, Федор Николаевич старается сдерживаться: ракетку, говорит, на корт не бросает — слишком уж дорогое это мимолетное удовольствие.

— Хотя, не скрою, иногда появляется желание что-то эдакое учудить. Но и без того теннис забирает негативные эмоции — все, что накопилось за неделю. Это здорово, потому что на работу приходишь заряженным и как будто обновленным. Не жалею ли, что выбрал профессию врача, а не спортсмена? Конечно, нет! Помогая людям, получаю такую отдачу, которую не подарит ни одна работа. Иногда участвую в любительских турнирах, даже выигрывал медали. А еще смотрю соревнования спортсменов с мировым именем. Из женщин нравится Виктория Азаренко, потому что она в последнее время стала играть разумно, с головой, а не на одних эмоциях. А из мужчин — Роджер Федерер. Ему уже 39 лет, но он все еще в отличной форме и показывает интеллектуальный теннис.

Дмитрий Шевцов: мастер на все руки

Главный врач 1-й городской клинической больницы Минска, председатель Белорусской ассоциации врачей — харизматичный и преданный идеалам профессии Дмитрий Евгеньевич в особом представлении не нуждается. К резьбе по дереву он пристрастился неожиданно даже для себя самого и теперь каждый раз удивляется своим способностям.

— Шесть лет назад мы с семьей начали строить дом. Это, конечно, затратно: золотой запас постепенно истощался, а нам еще очень хотелось баню. Тогда я понял: нужно что-то делать самому. Посмотрел, как работают специалисты, — вроде бы ничего сложного. Сам обшил стены и потолок, сделал парную, полки — получилось здорово. Если честно, это не так уж и сложно, но зато качественно, потому что для себя. Потом жена говорит: «Дима, давай купим стол». А зачем его покупать, если можно смастерить из брусков? И снова получилось. Вообще, я любитель собирать старину, стараюсь в кантри-стиле обставлять интерьер. Как-то раз нашел на чердаке у тестя стулья 1959 года: раньше настолько хорошо делали мебель, что ничего не развалилось. Забрал домой, купил синюю экокожу, поролон — обшил.

Вдохновение Дмитрий Евгеньевич черпает отовсюду. Однажды в антикварной лавке заприметил ложку, вилку и столовый нож из козьих рожек. И бросил себе вызов — сделать не хуже.

— Товарищ подкинул плашки из высушенного дуба, а у меня дома лежали рога косули — из этого всего получилась ложка. А потом появился дубовый медальон под чеканку, пишущая ручка в роге и деревянный автомат для младшего сына… Я дерево очень люблю, буквально заряжаюсь от него хорошей энергией и освобождаюсь от плохой. Удается полностью отвлечься: ковыряюсь в стружках, весь пыльный, чумазый, но счастливый.

Кстати, рога Дмитрий Евгеньевич добыл на охоте сам — это второе его хобби. Но трофей не единственный: стены загородного дома украшают шкура огромного волка и клыки диких кабанов.

— Это азарт, опасность, адреналин, ведь зверя обхитрить очень сложно. Сейчас я, правда, больше стреляю по птичкам — нравится весной за вальдшнепом наблюдать. И вообще любоваться красотами природы — она у нас великолепная!